«Харитонов по потенциалу был на 30 процентов выше Федора. Но он гуляка»

Сергей Харитонов.

Большое интервью с бывшим тренером Russian Top Team Николаем Питьковым о Сергее Харитонове: первые шаги в Pride, гонорары, отношения с Александром Емельяненко, бой с Ногейрой, тренировки по боксу с Лебзяком.

В начале 2000-х люди, которые потом станут самыми знаменитыми российскими бойцами, тренировались в тульской команде Russian Top Team. Сейчас всем хорошо известен тренировочный зал во Флориде — American Top Team. Так вот, когда был пик славы RTT, ATT только-только открылся (в 2002 году). Через Russian Top Team было проще всего попасть в Pride, на тот момент сильнейшую лигу мира. Костяк RTT составляли три талантливых, молодых тяжеловеса — Федор и Александр Емельяненко, а также Сергей Харитонов.

В 2003 году Russian Top Team покинули братья Емельяненко, в 2007-м ушел Харитонов. Клуб развалился. Ко всем троим вполне применимо выражение «легенда российских ММА». И все трое выступают до сих пор. У Харитонова бой совсем скоро — 23 февраля он выйдет против бразильца Фернандо Родригеса (12-6) на турнире лиги WTKF. За несколько дней до поединка мы позвонили Николаю Питькову, который в RTT был и тренером, и менеджером.

«Сергей позвонил и сказал: «Лейтенант Харитонов для продолжения службы прибыл»

— У меня был друг, который сейчас возглавляет службу безопасности одного известного человека. А у нас в Туле проходил турнир по рукопашному бою среди десантников. Друг позвонил мне и сказал: «Слушай, я тут одного парня увидел, приходи, посмотри». Я пришел. Парень мне понравился. Рыжий такой, суховатый, хорошо дерется. Я подошел к подполковнику. Сказал ему, что парень талантливый, попросил перевести в Тулу. Он ответил, что Сергей учится в Рязанском училище, что перевод невозможен. Мы два года за ним наблюдали, он в это время выступал. А когда было распределение, мне мой друг позвонил и спросил: «Ну что, ты собираешься Харитонова-то забирать?». Я хорошо знал Евгения Савилова (генерал-майор, скончался в 2010 году. — Прим. «СЭ»), пришел к нему. Он позвонил начальнику штаба, назвал имя, тот сказал, что уже распределил Харитонова в другое место. Савилов сказал: «Распредели ко мне. Он нам нужен». И Харитонова отправили в Тулу.

Через два дня Сергея уже был у нас. Наверное, он думал, что Питьков Николай Владимирович — военный. Позвонил мне, сказал: «Лейтенант Харитонов для продолжения службы прибыл». Я сказал ему приезжать в ресторан «Остап». Там он подошел ко мне — бравый такой, по-офицерски. Я ему объяснил, что я — тренер и менеджер Федора Емельяненко, предложил ему войти в нашу команду. Он согласился. Его оформили. На службу он все равно ходил, отмечался, там у него какая-то должность была. Федя, Саша, Сергей. Был хороший, молодой коллектив.

«Между Харитоновым и Сашей Емельяненко не было проблем. То, что наблюдаю сейчас, мне непонятно»

— Федор к вам пришел в 1999 году. А Сергей когда? В 2000-м?

— Позже. В 2001 или 2002 году.

— На всех ресурсах указано, что Харитонов провел первый бой в ММА в августе 2000 года на турнире в Ялте. Получается, он тогда еще не был с вами.

— Не знаю, был этот турнир или нет. К нам Сергей тогда никакого отношения не имел.

— У вас же в команде были и такие опытные спортсмены, как Андрей Копылов, Михаил Илюхин, само собой — Волк Хан.

— Копылов занимался в Екатеринбурге, мы с ним встречались очень редко — только в Японии. У нас же были Харитонов, братья Емельяненко, тренер по боксу Андрей Былдин, который привез из Белгорода Федора. Мы тренировались в третьей школе, где я работал преподавателем. Жили ребята в общежитии мясокомбината. Питались там же — в столовой. То есть их прилично кормили. Также у меня занимались каратисты, кикбоксеры. Подключали кого могли. В основном, тренировались втроем-вчетвером. Иногда ходили в клуб «Динамо», где занимались Волк Хан и Миша Илюхин. Были там и другие тяжи. Так что тренировались и с другими бойцами. Но режим у нас был свой. Утром — зарядка, потом кросс, обед, легкая тренировка, вечером — еще одна тренировка. Две-три тренировки было в день. Иногда Федор уезжал в Старый Оскол и некоторое время тренировался там. Отправляли парней на сборы в Екатеринбург на две-три недели. Коля Зуев их приглашал, тренировал бесплатно. Так что коллектив у нас был небольшой, такой была сборная России по смешанным единоборствам.

— Кто раньше к вам пришел — Харитонов или Александр Емельяненко?

— Я немного запамятовал… Наверное, Александр чуть позже. Кажется, Харитонов уже был. Но примерно в одно время.

— Какими между ними были отношения? Сейчас они далеки от идеальных, мягко говоря.

— Нормальными. Не было ни проблем, ни претензий друг к другу. То, что наблюдаю сейчас, мне совсем непонятно.

«Харитонов хотел поехать на Олимпиаду со сборной России по боксу. Приехал от Лебзяка с тяжелой головой»

— У нас была одна команда, один тренерский состав, — говорит Питьков. — Все были вместе. У нас был менеджер — Владимир Погодин. Он сообщал о сборах сборной России по самбо или о сборах боксеров. Мы их туда отправляли. Так что они много перемещались. Харитонов мог схитрить и сорваться вообще в непонятном направлении — в какую-нибудь страну с постсоветского пространства, мог выступить там на соревнованиях. То ли по боксу, то ли по рукопашному бою. Мы были в непонятках из-за этого.

— Вы об этом узнавали уже после этих турниров, так?

— Да. Или он сам расскажет, или это выяснится каким-то образом. Как-то сообщил, что хочет выступать только по боксу. Сказал, что хочет выступить на Олимпиаде. Однажды отправили его на сборы к Лебзяку. С Сергеем обычно кто-то ездил — чтобы он не только боксировал, но и боролся. Например, Михаил Илюхин.

Его там воспринимали как хорошего спарринг-партнера для подготовки своих спортсменов. Допустим, я не совсем был доволен, когда после сборов с Лебзяком он приехал не сказать, что с отбитой головой, но с тяжелой. А ему через полмесяца нужно было выступать. Эти тренировки мешали нашим боям. Например, Сергей проиграл Овериму лишь по той причине, что перед этим он куда-то пропал. Приехал вообще никакой. Оказалось, что он был где-то на сборах, и там ему немножко настучали.

— Вы ругались с ним из-за этого?

— Не ругались, но беседовали с ним, спрашивали, зачем он так поступил. Он говорил, что хотел как лучше, хотел опыта набраться и так далее. Им с Федором и Александром сильно повезло. Тогда таких бойцов был очень много. И сейчас тоже. Но Волк Хан поднялся на самую высокую ступеньку, и благодаря ему и Погодину они сразу прыгнули наверх — сразу попали в высшую лигу. А там прижиться и приспособиться намного легче, когда ты молодой, крепкий. Плюс натаскивали их потихоньку — поначалу ставили против спортсменов невысокого уровня. Не кидали их под танки. Поэтому они и оказались на вершине.

«Слова Харитонова про плохое самочувствие перед боем с младшим Емельяненко — это отговорки»

— Кто самый талантливый из них — Сергей, Федор или Александр?

— Федор. Потому что он трудоголик, он все впитывает в себя, он соблюдает режим… Стал больше соблюдать. Бывали раньше моменты, но они неважные. По тому, как идти к цели, он самый талантливый. А когда мы проводили физические исследования в Москве, то по физиологии, по потенциалу Харитонов был выше Федора процентов на 30. То есть если бы Харитонов мог сопоставить желание, тренировки и ум со своей физиологией, то был бы талантливее Федора. Но его в течение боя, во время перерыва пытаешься на что-то направить, а он все равно делал свое. И это ему мешало.

— Например?

— Например, говорили ему идти в борьбу, а не драться на руках, потому что на руках человек тебя может переиграть. Как было в бою с Сашей Емельяненко (в 2006 году, Харитонов проиграл техническим нокаутом. — Прим. «СЭ»). Саша хорошо работает первые пять минут на руках, а потом может не вытянуть. А Сергей, наоборот, пошел с ним биться на руках. Во всех боях, в которых проиграл, он рисовал свой сценарий. Где-то и хорошо ориентироваться по ситуации. Но ему делали замечания, когда он пропускал один и тот же удар, говорили идти в борьбу, а он опять пропускал. У Феди такого не было. Феде если подскажешь, налету ловил. Он понимал, что со стороны виднее.

— Сергей говорит, что перед боем с Емельяненко плохо себя чувствовал. Как было?

— Когда человек проигрывает, тяжело сказать: «Да, я проиграл, пропустил, не заметил, недодумал, недотренировался». Легче сказать, что я плохо себя чувствовал, я болел. Думаю, что это просто отговорки. Если человек себя плохо чувствовал, или был перетренированным, или уставшим, мы бы его никогда не выставили, нашли бы варианты, как перенести бой. У Федора однажды была трещина здесь (показывает на большой палец), и ему перенесли бой. А когда еще раз захотели перенести, нам не позволили. Постарались травму залечить, и он вышел на поединок с небольшой травмой.

— Какой был разбор полетов после боя с Александром?

— Не совсем могу вспомнить. Но знаю точно, что его никто не критиковал. Он (Харитонов) обычно придумывал какие-то свои версии… Мы всегда старались и поддержать спортсмена, и указать на его ошибки. Разбор боя был продуктивным.

— Бой с Емельяненко был принципиален для вашей команды, учитывая, что за несколько лет до этого они с Федором ушли к Вадиму Финкельштейну?

— Конечно, хотелось, чтобы Харитонов выиграл. Он был более подготовленным, у него было больше опыта. Мы хорошо готовились, основательны. Нам нельзя было проиграть тот бой. Настраивали Сергея. Говорили ему, что он лучше, просто нужно делать то, что мы планировали. Он нормально себя чувствовал, был уверен в себе. Не был никаких проблем. Но бой пошел по-другому. Для Сергея бой с Александром был очень принципиален.

А до этого Сергей мог подраться с Федором в Гран-при, но мировому спортивному сообществу было неинтересно, чтобы двое русских дрались между собой (Питьков имеет в виду Гран-при Pride 2004 года, тогда в полуфинале Федор Емельяненко должен был провести бой с Антонио Родриго Ногейрой, а Сергей Харитонов с Наоей Огавой, однако россиян поменяли местами, в результате Харитонов проиграл Ногейре, а Федор прошел Огаву и победил бразильца в финале. — Прим. «СЭ»). Бой Харитонова с Ногейрой — это прекраснейший бой. Но хотели увидеть финал Федора с Ногейрой, и дальше прошел бразилец.

— То есть вы считаете, что Сергея засудили?

— Оба были красавцы, но Харитонов его переигрывал. Там был эпизод, когда Ногейра делал ему болевой на руку. Мы боялись этого приема, и перед боем отрабатывали защиту от него. Коля Зуев объяснил, что делать. Сказал: «Харитонов, садись на меня». Харитонов сел. «Делай болевой». Он стал делать. А Зуев сделал кувырок вперед, и освободился. И когда Ногейра вышел на болевой, Харитонов сделал кувырок. Это было вообще! Японцы, когда брали интервью, сказали: «Такого мы еще не видели!»

— Как Харитонов и Александр Емельяненко вели себя на церемонии взвешивания? Или тогда, В 2006-м, конфликта между ними тоже еще не было?

— Спокойно взвешивались, конфликта не было. Когда Федя ушел, то Саша пошел за ним. Харитонов к этому негативно отнесся, но все равно каких-то противоречий, каких-то скандалов между ними не было. Никто ни на кого не кричал, никто никому ничего не говорил.

— Слышал, что Федор был недоволен тем, что Харитонов не ушел вместе с ним и его братом. Было такое?

— Нет, такого не было. Сергей нас поддерживал. Он — десантник, офицер. И когда люди ушли без всяких причин, то ему было тоже неприятно.

«Харитонов за последний бой в Pride заработал 110 тысяч долларов. Но потихоньку он стал от нас отдаляться»

— На Sherdog указано, что Харитонов в 2003 году победил Османа Вагабова и Давида Швелидзе. На Tapology у него еще есть поражение в том же году от Мартина Малхасяна. Но ведь у Сергея до Pride было еще больше боев, так?

— Слышу об этих боях впервые. Не знаю, сколько у него было боев до Pride, и где он успевал побиться. Он был курсантом, может, выступал чисто по военной линии. Сергей ездил на всевозможные соревнования.

— Такое название турнира — «Турнир настоящих мужчин 8». В Екатеринбурге.

— Не было такого турнира. Я бы такого не забыл. Но, может, он там был на сборах пару недель и Зуев его выпустил.

— То есть у вас он бился только в Pride?

— Да.

— Последний бой в вашей команде — в 2007 году в Pride? (24 февраля 2007 года в Лас-Вегасе против Майка Руссоу, Харитонов победил в первом раунде болевым приемом)

— Да.

— Как вы расстались?

— Они с Мишей Илюхиным поехали в Ханты-Мансийск — к Саше Питерману. Сказали, что хотят там пожить, потренироваться. Я нашел телефон Питермана, позвонил ему, сказал: «Саш, тут от нас один спортсмен уже ушел, не хотел бы, чтобы ушел другой. Тебе нужны эти спортсмены?». Он ответил, что просто предложил им потренироваться у себя, чтобы поднять авторитет зала. Они вернулись. Миша помогал ставить борьбу, ездил с нами и в Японию, и в Америку — в Лас-Вегас.

После того, как Федя ушел, японцы заставили нас с Харитоновым заключить контракт, чтобы показать им, что мы — команда. Когда до конца контракта оставалось один-два боя, Сергей закапризничал. Кто-то про кого-то не так сказал, что-то про жен… Такие непонятные для меня разговоры. Мы сели с ним побеседовать. Он сказал, что хотел бы сам попробовать, что ему нужно двигаться дальше. Мы ему ответили, что он выступает в Pride, что он входит в топ-10, что у него растут гонорары. Что еще надо? И тут некоторые товарищи из Москвы стали ему звонить, чего-то обещать. Может, ему известности не хватало? А люди же играют на самолюбии. Потихоньку он стал от нас отдаляться. Потом контракт кончился, и он ушел. Не привяжешь же человека.

— Какие гонорары были у Харитонова в Pride? На начальном этапе и в конце.

— В начале больше, чем у Федора в первых боях в Японии. То ли с 10 тысяч долларов, то ли с 15 тысяч мы начинали. У Федора же за первый бой в Rings был гонорар 2,5 тысячи долларов. Если последний гонорар Федора за время нашей совместной работы был порядка 60-70 тысяч долларов, то Харитонов за бой в Лас-Вегасе получил 110 тысяч. Мы к тому времени уже научились заключать контракты, поняли, как себя вести, знали, сколько получают другие спортсмены.

— Была возможность перехода Харитонова в UFC?

— Была. Конечно, была. До истечения контракта с Pride оставалось где-то полгода, Pride предлагал его продлить, но у нас была мысль уйти в UFC. Туда тогда уже ушел Мирко Филипович. Нас приглашали, но Сергей не перешел. Может, он туда хотел… Но тогда стали осторожно относиться к тем, кто меняет тренеров, команды. Уйдя от нас, он туда так и не попал.

— На ваш взгляд, Сергей себя полностью реализовал в ММА?

— Нет, не полностью. Человеку многое дано природой. Мама спортсменка, папа тренер по боксу. Фактура у него видели какая? Он мог горы свернуть, мог выступать в несколько раз лучше Федора. Но у него нет одного человека или одной команды, которые бы им управляли. Он от команд бежит. Он не подвластен режиму тренировок. А сам себя не реализуешь. Нужен хороший состав тренеров. Сергей сам по себе — гуляка-парень. То в Голландии, то в Таиланде. Он выживает на той базе, которую получил в армии и у нас.

— Бои Харитонова смотрите?

— Практически нет. Только если друзья, которые живут этим, болеют, что-то присылают. Я очень сильно переживаю, потом не сплю по пару дней.

— Последнее, что вам присылали про Харитонова?

— Какие-то бои, передряги с Александром (Емельяненко)… Без удовольствия это (перепалки с Александром) смотрю, но досматриваю до конца. Расстроен, что парни с таким стержнем на уровне рэперов лепят, перекидываются словами. Не нравится мне это.

***

Питьков после развала Russian Top Team завязал с тренерской деятельностью. Сейчас он занимается бизнесом — у него в Туле частный детский сад, два суши бара и кафе японской кухни. С братьями Емельяненко и Харитоновым он не общался очень давно. А вот с Магомедханом Гамзатхановым (Волком Ханом) видится регулярно — младший сын знаменитого бойца ходит в детский сад Питькова.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Перед боем с Александром Емельянеко,Харитонов получил серьезную травму в бою с Оверимом ,вывих плеча.. И к бою не был готов, вся команда была против, но Сергею нужны были деньги, на покупку квартиры.. Таков итог боя…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here