«В Питере спокойнее, чем в Москве. Может, атмосфера культурной столицы помогает»

«В Питере спокойнее, чем в Москве. Может, атмосфера культурной столицы помогает»
Алексей Олейник не волнуется перед боем с Алистаром Оверимом, хоть и не знает, как того «задушить».

Алексей Олейник заменил травмированного Александра Волкова и 20 апреля подерётся с бывшим партнёром по тренировкам и просто легендой ММА Алистаром Оверимом. Для россиянина это второй подобный опыт: 15 сентября прошлого года тяжеловес возглавил первый турнир UFC в истории России, прошедший в московском «Олимпийском». В этот раз Олейник — одно из двух главных действующих лиц ивента главного ММА-промоушена мира в Санкт-Петербурге.

— Второй раз подряд вы — хедлайнер российского турнира UFC. Что чувствуете?
— Чуть необычно, но всё-таки я не молодой парень: не дёргаюсь, настраиваюсь спокойно. В бытовом смысле сложновато, потому что я в мейн ивенте: много общения с прессой и прочих активностей. Лучше бы потренировался.

— В Москве так же было?
— Практически. Чуть более сумбурно. Здесь спокойнее, то ли атмосфера культурной столицы помогает, то ли организаторы поднатаскались.

— Вы просили в компании кого-то выше вас в рейтинге. В итоге по воле случая дерётесь с седьмым номером. Есть ощущение, что перехитрили работодателя?
— Не давали топа – проверить решили, видимо. Я и так был в десятке, а предлагали соперника, кажется, из топ-15. Но теперь соперник выше меня, как я и хотел, это правда. Но нет ощущения, что кого-то перехитрил. Вот если бы мне его дали в декабре-январе, это было бы другое дело. А так – семь месяцев ждал. Я сам себя, скорее, обманутым чувствую (смеётся).

— Отчего топы не соглашались делить с вами октагон?
— Сам был виноват: просил просто кого-то, не называя конкретных имён. Несколько звёздных ребят действительно отказались драться со мной. Почему – не знаю. Может, из-за нежелания выходить с кем-то кто ниже в рейтинге. Я их понимаю, тоже отказывался от таких вариантов для себя.

— Сразу после объявления вашего боя с Оверимом вы говорили, что пока нет понимания, как будете драться с ним и что ни разу на совместных тренировках вам не удавалось одолеть его в борьбе.
— План мы нарисовали, до сих пор прорабатываем, продумываем его. Знаете, если бы мне предложили подраться с Оверимом в тот самый вечер, когда он остался без соперника, я бы согласился. Даже в таком случае у меня был бы какой-то план, пусть и не самый проработанный. Сейчас есть понимание, что делать, но в идеале было бы кстати выйти на этот поединок на две-три недели позже.

— Сколько всего готовились к Овериму?
— По сути, одну неделю. Самые эффективные и пиковые нагрузки идут в последние пять недель перед боем. За столько я начал готовиться к Уолту Харрису (с ним Олейник должен был подраться 4 мая в Канаде, — прим. «Чемпионата»). Спустя семь дней мне предложили выйти против Оверима – на две недели раньше запланированного с изначальным моим соперником. Ещё нужно было приехать сюда из США на 10 дней на акклиматизации.

— 10 дней? Много.
— Я же не турист. Понятное дело, когда ты приезжаешь город посмотреть, пофотографироваться, тебя это абсолютно не напрягает. Не получается уснуть – смотришь телек до трёх-четырёх часов ночи. Никто после этого не пробовал пробежаться с утра. Я только дня четыре назад нормально засыпать стал. И если в нормальном состоянии могу пробежать пять километров и не «задышать», то в этот раз первые дни задыхался будто десять пробежал. Это не моя особенность, все люди так переносят акклиматизацию.

— У Оверима тоже могли быть проблемы в подготовке – его соперник также сменился на совершенно другого по стилю.
— Да, но он готовился к 20 апреля. У него всё чётко по графику. Да и с борцами у Оверима никогда не возникало проблем – Леснар, Вердум.

— Уточните, почему всё-таки не получалось провести Овериму ваш коронный Иезекииль-чоук – защищался хорошо или шея неподходящая?
— Первое. Мало кто знает, что он чемпион Европы по джиу-джитсу ADCC. И свои схватки на турнире выиграл не по очкам – всех передушил, либо сделал болевой на руку. А первая техника, с которой он начал изучать единоборства, — самбо.

— Во как!
— Да. Узнал это, когда начал его изучать. Это парень, который отлично знает предмет, а не просто хорошо умеет защищаться в партере.

— Может, имеет смысл попытаться удивить его «ударкой», раз в борьбе он ко всему готов? Это могло бы стать сюрпризом.
— Может быть… А, может, и нет. Возможно, сразу напропалую полечу ему в ноги.

— По разным боевым дисциплинам у вас больше сотни боёв, но сейчас есть ощущение, что это высшая точка карьеры. Так ведь?
— Да, я понимаю, что сегодня я на высших позициях за всю жизнь. Несколько лет я уже нахожусь в топ-10 своего дивизиона в UFC. В самом сложном весе, среди лучших в мире.

— А Оверим по ощущениям – главный соперник в карьере?
— Не сказал бы. Для меня он на уровне с КроКопом и Хантом. Не считаю, что он круче их. Мирко был страшно неудобным и сильным соперником для меня. Возможно, самым сложным в жизни.

— Вы пока возглавляете 100 процентов российских турниров UFC. Есть задача стать хедлайнером следующего турнира, который, по слухам, пройдёт в Сочи?
— Нет такой задачи. Может, хоть следующий турнир UFC Russia сможет провести без меня.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here