Главная » Статьи » Гаджиев: «Боец года — Али Багаутинов»

Гаджиев: «Боец года — Али Багаутинов»

 

Али Багаутинов

27 декабря 2014

Гаджиев: Боец года — Али Багаутинов
Глава промоутерской компании Fight Nights Камил Гаджиев подводит итоги уходящего года, который стал весьма успешным для его подопечных.

Генеральный продюсер промоутерской компании Fight Nights Камил Гаджиев делится главными достижениями FN team в уходящем году, отвечает на критику, говорит о перспективах. Среди бойцов компании — действующий чемпион Bellator в тяжёлом весе Виталий Минаков, один из лучших бойцов наилегчайшего веса Али Багаутинов, многократный чемпион мира по кикбоксингу Владимир Минеев, перспективный тяжеловес-нокаутёр, подписавший контракт с UFC Константин Ерохин, скандально-известный Расул Мирзаев, Мурад Мачаев и другие.

— Камил, какие события в этом году стали ключевыми для вашей компании?
— Я бы отметил несколько ключевых событий для нас в этом году. Событие номер один — бой Бату Хасикова с Майком Замбидисом и завершение карьеры Бату. Я рад тому, на какой ноте это состоялось. Второе важное событие — защита своего чемпионского титула Виталием Минаковым. Третье — претендентский бой Али Багаутинова. В этот раз не получилось выиграть, но сам факт участия россиянина в поединке такого масштаба стоит того, чтобы его отметить как один из главных боёв уходящего года. Четвёртое — дебют Владимира Минеева в ММА. Это знаковое событие для нашей компании. Пятое событие — это полное восстановление Расула Мирзаева в статусе действующего бойца. Он провёл несколько хороших стартов по любителям и несколько прекрасных боёв в профи. Можно сказать, что он в полной мере вернулся как боец, а 2015 год станет для него ещё более успешным. Следующее событие — бой Шлеменко — Эномото — главное в российских ММА в этом году, главный бой года. Все вышеперечисленные моменты для нас значимы и важны.

— Кого вы бы выделили в качестве бойца года?
— Боец года — Али. Он много дрался, дрался бы ещё больше, если бы не история с дисквалификацией, в которой я могу ему просто посочувствовать. Я не называю его жертвой допинг-скандала, но ему просто не хватило концентрации в определённых вещах. Несмотря на то что последние полгода он был без работы, для меня он — боец года.

— Когда планируется его возвращение?
— В следующем году он будет активно выступать, начиная с лета. Поэтому хотелось бы сказать, что у него достаточно времени, чтобы стать лучшим бойцом 2015 года.

— Долгое время в России компанией номер один считалась М-1. Сейчас, когда рынок ММА в нашей стране расширился и на него вышли такие игроки, как FN, можно ли сказать однозначно, что теперь М-1 — это далеко не ведущая компания?
— Мы не промоушен номер один и никогда к этому не стремились. Мы — семья номер один в нашей стране. Мы не были промоушеном или менеджментом в чистом виде. Мы гораздо большее. Мы — целое явление. И сегодня сфера наших интересов, как в промоутерском деле, так и в менеджменте бойцов, — в социальных задачах и развитии любительских видов спорта. Могу сказать, что сегодня ни одна отдельно взятая организация не может похвастать, что занимается в ММА всем, а мы даже помогаем Фёдору Бондарчуку снимать кино «Воин», потому что всё это работает на развитие индустрии единоборств. Поэтому не надо нас ни с кем сравнивать, ни с М-1, ни с кем-то другим. Мы не соревнуемся, мы — семья.

— Можно ли сказать, что ваша компания имеет положительную динамику развития в финансовом плане?
— Мы пока в меньшей степени бизнесмены, чем люди идейные. Наша идея бежит впереди бизнеса, но при этом мы не забываем заниматься бизнесом и развиваем бизнес-составляющую, потому что деньги дают свободу, а она нужна нам, чтобы делать, что мы хотим. Кроме того мы давно дружим с Зиявудином Магомедовым, а этот человек давно состоялся в бизнесе, поэтому мы учитываем его опыт. Поэтому Fight Nights не может быть плохим бизнес-проектом. Ещё есть куда двигаться.Виталий Минаков

— Сколько турниров планируете провести в следующем году?
— Количество турниров даёт узнаваемость и рано или поздно, по законам диалектики, переходит в качество, однако я считаю, что мы, как промоутеры, должны делать четыре крупных турнира в год и пять-шесть селекционных турниров. Как менеджмент бойцов мы должны содержать команду из как минимум 10-15 человек и давать шанс ещё трём-четырём перспективным спортсменам и как социальный проект мы должны открывать одну-две школы в год. Тогда мы будем выполнять для себя задачу-минимум.

— Кто из бойцов в предстоящем году может перебраться в крупнейшие американские промоушены? Известно, что на подписание в UFC нацелен Мурад Мачаев. Кто ещё?
— Я надеюсь, что Мурад свой шанс в UFC получит. Я считаю, что мы постепенно двигаемся к тем временам, когда спортсмен ещё крепко подумает, прежде чем подписать контракт с зарубежной компанией, потому что в России сегодня тоже можно расти, развиваться, зарабатывать имя и деньги. Сегодня мы только пытаемся конкурировать с Америкой, а завтра придём к тому, чтобы предлагать ребятам адекватные условия. Если же говорить об ориентирах следующего года, то ещё два-три россиянина появятся в ближайшее время в UFC.

— Как кризис и падение рубля отразились на положении компании?
— Буду откровенен, если бы я знал, что будет так лихорадить рубль, я бы скорректировал файткард «Битвы 18» (турнир состоялся 20 декабря в Москве) в сторону увеличения российских бойцов. Нет худа без добра, в следующий раз россиян будет больше, а иностранцев — меньше. Мне отрадно, что главной звездой прошедшего турнира был именно российский боец, а так с новым курсом рубля относительно доллара всем тяжело.

— Многие были удивлены, увидев Шлеменко в главном бою очередного турнира. Может ли на следующий год провести бой в Fight Nights Виталий Минаков или Али Багаутинов?
— Я говорил бы в первую очередь о Минакове, потому что он был бы востребован российским зрителем, как никто. Но это возможно будет не раньше, чем через полгода, потому что состояние здоровья Виталика, во-первых, оставляет желать лучшего, а во-вторых, у него есть определённые социальные задачи. Раз ему доверили быть одним из руководителей в Брянске, значит, это надо делать с блеском, выстроить систему и только потом возвращаться к более активным тренировкам. Кроме того, у него контракт с Bellator, поэтому мы должны быть с ними предельно корректными и понимать, что если он у нас выступит, то в этом будет заслуга и американской компании.

— За прошедшие три года насколько сильно изменилось ваше понимание индустрии? Учитывая пройденный путь и приобретённый опыт, можно ли сказать, что Камил Гаджиев образца трёхлетней давности тот же человек, что и сейчас, или же нет?
— Я тот же Камил Гаджиев, что и был, если говорить о вдохновении и желании развивать ММА и об удовольствии, получаемом от процесса. У меня ещё больше стало азарта. Я понимаю, что мы все получаем моральные дивиденды от происходящего. Во-вторых, я не совершил бы несколько ошибок, которые были у меня в ходе деятельности. Они не стали фатальными, потому что удача нам сопутствовала, но некоторые моменты в силу нехватки профессионализма я упускал. Рад, что мы сохранили свою команду и преумножили её не только в плане спортсменов, но и людей, находящихся рядом с нами. Одна из главных радостей — то, как на моих глазах ребята превратились из просто интересных спортсменов в настоящих звёзд в хорошем смысле слова.

Али Багаутинов и Камил Гаджиев

— Как вы относитесь к критике, и много ли в ней конструктива?
— Я уже давно не злюсь. Если бы меня критиковали, абстрагируясь от эмоций, — это одно. А тут кто-то критикует всех, кто делает что-то смелое, в ком-то говорит личная неприязнь, а в ком-то — зависть. Конструктивной же критики не так много. Если бы она была, я бы с удовольствием обсудил её на пресс-конференции или в интервью. У меня нет возможности отвечать на каждую реплику в Интернете. Если бы я отвечал каждому, то занимался бы этим с утра до вечера. А вот провести круглый стол на тему развития ММА и обсудить там животрепещущие вопросы — другое дело.

— Много ли профессионалов, по-вашему мнению, работает в индустрии? Речь не только о специалистах, работающих внутри команд, но и в обслуживающем персонале, к которому можно отнести телевидение, журналистов.
— Телеканал получает большое количество критики, но у нас молодая индустрия. Ребятам, сидящим, скажем, за комментаторским столом, тоже нужно время, чтобы вырасти. Сегодня всего в этом цеху работает три-четыре человека, которые комментируют всё и порой работают в адском режиме, комментируя ночью Bellator, а потом вечером — наш турнир. Это ещё четыре часа, и ко всем эфирам надо готовиться. Я, как никто, понимаю, где слабые места наших комментаторов и журналистов, но понимаю, почему они есть, и вижу, что люди растут и развиваются. Могу пожелать им только удачи. Что касается, вообще объективной критики, то действительно профессионалов мало. В основном критикуют на уровне эмоций. Хотелось бы напомнить псевдопрофессионалам, что неконструктивная критика — это потерянное время для них, а мы это даже не читаем.

— Насколько Бату Хасиков в следующем году будет больше вовлечён в работу вашей команды?
— После завершения карьеры у него стало ещё больше работы в нашей индустрии. Он с головой в этом процессе и сегодня использует своё имя, свои ресурсы и узнаваемость. Он старается делать то, что практически никто не делает в индустрии — привести людей извне, людей, которые испытывают определённое неравнодушие, но при этом не являются спортсменами, тренерами и специалистами. Это огромный пласт работы, в котором я его поддерживаю целиком и полностью.

— Сколько дней в неделю вы работаете?
— Обычно на мероприятиях у меня утомлённый вид, потому что работать приходится по-разному. Где можно позволить себе отдохнуть, я отдыхаю и, как человек с нормальной психикой, могу позволить себе пару дней безделья, но в целом я работаю постоянно и без остановок. Даже не столько из-за необходимости, сколько потому, что мне нравится дело, которым я живу. Также продолжаю заниматься спортом как любитель. Сейчас, после окончания беседы, я пойду в зал.

 

Али Багаутинов
Виталий Минаков
Владимир Минеев
Камил Гаджиев
Константин Ерохин
Расул Мирзаев
Fight Nights

Распечатать

Оставить комментарий

К началу страницы