Главная » Статьи » «Ещё пара человек умрёт, тогда, может, что-то изменится»

«Ещё пара человек умрёт, тогда, может, что-то изменится»

 

«Ещё пара человек умрёт, тогда, может, что-то изменится»

Спортивный врач и тренер бойцов ММА объясняют, что такое экстремальная сгонка веса на примере одного полуживого бразильца.

На видео бразильский боец ММА Даниэл Лима появляется на церемонии взвешивания перед боем в Японии. Даниэлу настолько тяжело далась сгонка, что на весы парня буквально тащат под руки его тренеры. Зафиксировать официальный вес атлета оказалось непросто: Лима не мог самостоятельно простоять на ногах даже несколько секунд.

Посмотреть видео можно по этой ссылке

Несмотря на всю дичь происходящего на записи, случай с Лимой никак не назовёшь самым печальным — достаточно сказать, что Даниэл сумел выйти на бой (почему-то его допустили) спустя несколько десятков часов. Многие бойцы, как известно, оказывались в больнице из-за попыток скинуть последние граммы лишнего веса.

Бывали в истории смешанных единоборств и совсем уж трагичные случаи сгонки. В 2013 году атлет из промоушена Shooto Леандру Соуза скончался от обезвоживания. Та же участь спустя два года постигла бойца из ONE Янг Джан Бинга.

О таких историях, плюс немного о содержании видео с Дэниэлом Лимой мы поговорили с экспертами в области подготовки профессиональных бойцов.

Первый – Тарас Кияшко, российский тренер, известный по работе с такими бойцами как Александр Волков и Эдуард Вартанян. Второй – Валентин Беляевский, бывший главный врач клуба «Беркут», а на данный момент руководитель собственного восстановительного центра, в который в частном порядке продолжают обращаться известные бойцы. Беляевский неоднократно участвовал в подготовке и восстановлении таких атлетов как Алексадр Шаблий, Валерий Мясников и всё те же Александр Волков и Эдуард Вартанян.

Первым делом интересно было услышать мнение знающих людей о содержании видеозаписи со взвешивания в Японии. Хотелось услышать хотя бы приблизительный диагноз героя записи.

— Сперва подумал, что это психологический манёвр, чтобы соперник расслабился, — сомневается спортивный врач Беляевский. — Но если действительно всё так плохо, то первый вопрос – как именно бразилец гонял вес. Способы есть разные: сауна, ванна с солью, — но здесь проблема может быть даже не в методе. Возможно, спортсмен слишком рано дошёл до нужного веса, например, за день до взвешивания. Если так, то организм парня не выдержал длительной дегидратации, давление скакануло и человеку стало плохо. Хорошо ещё, что на взвешивание попал, а то мог в больницу уехать.

— А я не могу понять команду бойца, — говорит Кияшко. – Тренеры видят, что происходит с парнем и всё равно несут его на весы. Ну, нельзя же до такого доводить. Похоже, обезвоживание колоссальное.

Суть любой весогонки – восстановить потерянные килограммы прямо перед боем, чтобы получить преимущество в мощи и габаритах. Процесс запускается на полную катушку за сутки до взвешивания, когда атлет, на протяжении предыдущей недели потреблявший по восемь — десять литров воды в сутки, совсем перестаёт пить и есть. При этом, интенсивная физическая работа не прекращается: боец бегает, прыгает на скакалке, мучает себя сауной, солевой ванной и прочими нагрузками, чтобы жидкость продолжала покидать тело.

— То, что происходит в последние дни перед взвешиванием — вообще кошмар, — признаётся Беляевский. – Идёт огромный откат: всё, что боец нарабатывает месяцами, сливается этой весогонкой. При этом, процесс редко проходит по плану. Бывает, мы бойцу расписываем всю подготовку, а он на последнем этапе цепляет инфекцию. Представьте, человек находится в конце изнурительной подготовки, гоняет вес, а тут ему ещё и антибиотики приходится принимать.

— До сих пор есть ребята, которые не особо думают о безопасности при сгонке, — добавляет Кияшко. – Используют кучу всего вредного — мочегонные, например, которые почки убивают. Давление не хотят контролировать, в сауне сидят без присмотра, когда некому в случае чего врача позвать. Доводилось пару раз таких без сознания из парилки вытаскивать.

Врачи утверждают, что боец, подвергающий себя экстремальным сгонкам, в ринг или клетку выходит не до конца восстановленным. Плюс риск быть нокаутированным для такого атлета сильно возрастает – от последствий обезвоживания человеческие кости сильно теряют в прочности. Страшная травма великого Андерсона Силвы в реванше с Крисом Уайдманом считается наглядной иллюстрацией вреда сгонки для костей.

— Всё правильно! Это всё весогонка, — уверен Кияшко. — Сами подумайте: человек из тайского бокса — он всю жизнь лоукики бьёт, а тут кость вдруг взяла и сломалась. Не подпилил же он себе ногу. Откройте любой интернет ресурс или умную книжку на тему обезвоживания и почитайте: после дегидратации нужно восстанавливать организм минимум полгода, а ребята часто и раз в пару месяцев дерутся. Гоняют при этом по 15, а кто и по 20 килограмм.

И это не максимальный вес, который бойцы сбрасывают, чтобы получить преимущество. Однако последствия необязательно касаются ближайших часов, дней и недель.

— Организм до какой-то степени может компенсировать потерю жидкости, – объясняет Беляевский. – Но есть определённый предел прочности. Преодолев его, организм подвергается дисфункции многих внутренних органов: печени, почек, сердца, гормональной и пищеварительной систем. Важно понимать, что последствия есть почти всегда. Согнав запредельный вес один раз, совсем не факт, что это можно повторить через полгода. Даже если работать ровно по той же программе, что и до этого. И всегда есть риск навредить организму настолько, что для восстановления может понадобиться несколько лет.

Хабиб Нурмагомедов признался, что перед последним боем с Майклом Джонсоном, он сумел восстановить целых 12 килограмм. Превосходство солидное, если не учитывать, что почти все бойцы на сегодня обладают опытом в сгонке.

* Нурмагомедов: ночь перед взвешиванием не помню, всё как в тумане

— Максимальный вес, который я помогал сбросить бойцу – 22 килограмма в течение месяца, — вспоминает Беляевский. — 11 килограмм сошло за первые три недели и столько же за последнюю. Восстанавливается к бою тот вес, который спортсмен сгоняет как раз за последние пять-семь дней.В завершающей фазе выходит только жидкость. Когда она вновь возвращается в тело – получается рабочий вес атлета. Но, вообще, я считаю, что сгонка больше не нужна. Это было актуально, когда многие не умели правильно сбрасывать и восстанавливать вес. Сегодня это, скорее, борьба врачей, тренеров. От спортсменазависит не так много.

— В целом, сегодня проблема стала меньше, — считает Тарас Кияшко. – Люди, по крайней мере, обращаются к диетологам, смотрят на Запад, перенимают их опыт. Раньше спортсмены чаще «высаживали» себе здоровье сгонкой. Но я всё равно категорически против экстремальных сгонок.Когда мои подопечные сбрасывают вес, стараюсь контролировать все процессы: хожу с ними в сауну, сижу на диете – максимально стараюсь составить компанию.

Ведущие организации потихоньку начинают бороться с чрезмерными сгонками: в UFC, например, ввели запрет на использование капельниц перед боем и отодвинули процедуру взвешивания на сутки раньше. В ONE пытаются следить за бойцами, взвешивая их несколько раз на протяжении двух месяцев до боя. При этом, вес за четыре недели до выхода в клетку, должен не более чем на 15 процентов превышать официальные цифры категории. Однако всё это на деле пока помогает не сильно. Практика ранних взвешиваний пока не используется в ведущих западных организациях, а разговоры о появлении новых весовых категорий к официальным изменениям в регламенте пока не пришли. Что ещё должно случиться, чтобы бойцы перестали получать колоссальный урон ещё до выхода в клетку – не понятно.

— Ещё пара человек умрёт, тогда, может, что-то и поменяется в правилах, — уверен Валентин Беляевский, спортивный врач, ортопед-травматолог. – Вообще не понимаю, почему до сих пор не сделали взвешивание в день боя. Да, первые полгода все будут так же, как и раньше гонять вес, никакими выходить в клетку и на зрелищность спорта такие изменения, конечно, повлияют. Но это поначалу. Потом людям ради результата придётся подниматься в родной вес и всё снова встанет на свои места, только подготовка бойцов станет в разы безопаснее.

— А мы в зале ввели правило, согласно которому атлет за месяц до боя должен весить не больше определённой нормы, — делится Тарас Кияшко. — Цифру не назову – секрет. Но всех, кто не выполняет условие, мы наказываем вплоть до снятия с боя. Однажды случилась неприятная ситуация: сразу двое наших ребят в течение месяца не смогли сделать вес. Причём, один бился за границей и чуть ли не в главном событии вечера. Тогда и решили, что за этим нужно следить строже. Некрасиво это когда подводишь промоушены – один раз стерпят, а потом могут и не позвать. Ну, и донесли до ребят, что контроль веса существует ради их собственного здоровья.
В самом конце разговора с Валентином Беляевским, доктор спросил: «А что с парнем-то тем, бразильцем? Выиграл?»

Даниэл Лима вышел в клетку на турнире Pancrase 290, и даже выстоял все отведённые три раунда, но победу решением отдали его сопернику Даичи Китаката.

«Я впервые выступал за пределами Бразилии, — признался Лима после поражения. – Не думал, что возникнут такие серьёзные проблемы с весом. Ожидал, что всё будет, как обычно. Я испытал много боли в процессе сгонки, но когда меня спросили, смогу ли я выйти на бой, я без колебаний согласился. Я действительно чувствовал себя на все сто процентов готовым. Думаю, моему сопернику просто подарили это судейское решение».

Распечатать

Оставить комментарий

К началу страницы