Алексей Жернаков: «Телевидение — это фактор, тормозящий популяризацию ММА в России»

Алексей Жернаков: «Телевидение — это фактор, тормозящий популяризацию ММА в России»

Один из наиболее опытных российских менеджеров в ММА Алексей Жернаков ответил на вопросы Blood&Sweat о своей работе.

 — Интерес к смешанным единоборствам растет как на дрожжах. Конечно, львиная часть популярности — благодаря американского промоушену UFC. Вы, как человек, находящийся в самом центре событий, как считаете — делают ли в России достаточно для того, чтобы подогревать интерес нашей публики?

— Уровень популярности смешанных единоборств вырос значительно: их освещают по центральным каналам сейчас нередко. Есть один момент, который является своеобразным «бутылочным горлышком», это телевидение. В частности, есть «Матч-ТВ» — единственный федеральный спортивный канал, который показывает все крупные мероприятия, но эфир ограничен, и многое не попадает в ротацию. Также есть «Матч-боец», но это канал спутниковый, его могут смотреть не все. Из-за этого дальнейшего роста популярности не происходит. Но в целом спорт развивается, и это приятно.

 — Какой российский промоушен Вы бы выделили и почему?

—  Я бы выделил не один, а несколько. Это и М-1 Global, которые проводят турниры более 20 лет, и Fight Nights, хотя из-за их проблем с одним из основных инвесторов они пока не могут проводить такое же количество турниров, как раньше, но они остаются на плаву. Это, безусловно, ACB — ребята проводят очень много хороших турниров, обладая отличным ростером бойцов. Дальневосточный Панкратион, лига АХМАТ. Далее — это RСС, хоть они провели не так много соревнований, но инвестируют большие средства, поэтому у них всегда заметные события.

 — Вы были менеджером многих российских бойцов, чья карьера сейчас идет в гору. Какие главные трудности возникают при подписании того или иного бойца? Насколько отличается сам процесс работы с бойцом в России от других стран?

— Никогда не было трудностей с подписанием спортсмена, как правило, это было обоюдное желание. Помимо российских, у меня есть и несколько зарубежных бойцов — из США, Бразилии. Там есть определенные особенности, но в целом я ничего не стал бы выделять, сильно работа не отличается. У меня так получается, что те, с кем я работаю, не только хорошие бойцы, но и люди. Работать с ними мне самому приятно.

 — Вспомните за свою карьеру самый сложный случай. И если это не секрет, как решили проблему? Ваш опыт может быть полезен другим менеджерам бойцов, которые столкнуться с подобной ситуацией.

— Я не могу выделить какой-то один момент. Когда работа настолько разнообразна, различные моменты возникают постоянно, и их решаешь на автомате.

Дело в том, что помимо работы менеджером, я также работаю консультантом при организации ряда турниров, работаю матчмейкером, плюс принимал участие в заключении нескольких телевизионных и спонсорских сделок. Никогда не знаешь, откуда может «прилететь». Но если какие-то проблемы на момент возникновения кажутся серьезными или таковыми и являются — по прошествии какого-то времени становится понятно, что это всего лишь одна из очередных проблем.

 — За рубежом часто снимают бойцовские реалити-шоу. У нас, в России, такое было всего дважды (шоу с Федором Емельяненко и боксерское реалити). Как считаете, почему не снимают? Почему телевидение не хочет показывать бойцов широкой публики в рутине?

— Реалити-шоу — это в первую очередь шоу. UFC приобрел свой нынешний уровень популярности во многом благодаря своему реалити -шоу «The Ultimate Fighter «, первый сезон которого вышел еще в 2004 году.

Сделано оно было по всем канонам жанра в соответствующей драматургии, были подобраны колоритные персонажи, были прописаны определенные сценарии, которые участники шоу выполняли, вызывая зрительский интерес.

При этом, как и положено в реалити-шоу, вели себя спортсмены по отношению друг к другу вызывающе, зрителям было интересно за этим следить. У нас была не одна и не две попытки сделать реалити-шоу, но все они столкнулись с двумя проблемами: это качественный продакшн и участники. Наши ребята воспитаны по-другому, они не будут вызывающе себя вести на камеру, как американцы. А следить за тем, как спортсмены просто тренируются, а потом отдыхают -для зрителей это неинтересно.

 — Вы также президент RusFighters. Насколько тяжело управлять одним из самых знаменитых ММА-клубов в России, который ежегодно поставляет очень хороших и перспективных бойцов?

— Не тяжело. Я за столько лет привык, занимаюсь тем, что люблю и умею. Тот случай, когда мое хобби стало моей профессией. Получаю удовольствие не только от результата, но и от процесса работы, больших трудностей мне это не доставляет. Есть ситуации, которые можно разобрать, но это не трудности — это интересно. Я не могу выделить что-то, что мне надо преодолевать.

 — Какими качествами должен обладать спортсмен, чтобы Вы точно обратили на него внимание? Какие качества неприемлемы?

— Это спортивная одаренность, трудолюбие и дисциплина. Нередко бывает, что люди более дисциплинированные и трудолюбивые начинают показывать лучшие результаты, чем более одаренные от природы спортсмены. Кроме этого — человеческие качества. Работа с конкретными людьми должна нравиться мне, как и им должно быть по душе работать со мной. Быть нормальным, адекватным человеком. Если в начале сотрудничества с молодым спортсменом уже есть такие сигналы от него, если он себя ведет как-то неадекватно, можно представить, что будет через несколько лет, когда я уже потрачу массу сил и энергии. Когда он добьется какого-то успеха, все эти проблемы просто в геометрической прогрессии разрастутся. Я бы этого не хотел, поэтому стараюсь, чтобы сразу все было понятно во взаимоотношениях: чтобы мы долго работали, оставаясь товарищами, и были довольны друг другом.

 — Менеджеры бойцов в России — темный лес. Изучив эту сферу, можно прийти к выводу, что люди, далекие от спорта, врываются со своей этикой и хитростью, и часто «обдирают» бойцов. Как молодому парню, который хочет перейти в профессионалы, раскусить таких?

— Я бы не сказал, что это «темный лес». Я знаю не так много российских менеджеров. Как понять? Надо смотреть на репутацию и результаты. Надо посмотреть, что человек уже сделал по тем спортсменам, с кем он работал, как о нем отзываются. Просто бывают люди, они необязательно проходимцы, часто даже фанаты спорта, но не профессионалы. Не факт, что они, имея самые хорошие и добрые намерения, смогут помочь спортсмену реализоваться. А зачастую при первых неудачах этот пыл проходит и боец им становится вообще неинтересен, брошен. Надо встречаться лично, общаться.

Во всех соцсетях я под своим именем, мне много ребят пишет. Я, как правило, открыт для всех вопросов и общения, но у меня нет цели набрать огромное количество бойцов.  Почему? Каждый спортсмен — это ответственность, ему нужно уделить внимание, организовать определенное количество боев в год, карьерный рост. Если их много, так не получится. На сегодняшний день у меня 15 человек на контракте, пусть лучше у меня их будет не так много, но все они будут хорошими спортсменами и людьми, с каждым из которых я буду внимательно работать, и мы будем получать удовольствие от процесса. Когда ребята выходят со мной на контакт, я задаю несколько вопросов: где живет, сколько лет, какие достижения, видео боев, какая весовая и так далее, и исходя из своего опыта, я понимаю, насколько наша работа может быть перспективной. И обычно я открыто человеку об этом говорю.

 — Как найти спонсора?

— Необходимо, чтобы у спонсора была заинтересованность в услугах спортсмена. В США это рынок устоявшийся. Здесь имеет значение, на каком канале будет показан бой спортсмена, если будет показан вообще. Также будет ли этот поединок в андеркарде турнира или в основной части карда, главный или со-главный бой вечера. Также количество раундов — от всего этого может зависеть объем спонсорской помощи.

В России обычно спонсор платит не деньгами, а своей продукцией. Также существуют меценаты, я бы не назвал их спонсорами — это крупные организации, которые помогают спортсменам. Как правило, здесь все основано на человеческих отношениях.

 — Средний контракт бойца в России часто скрывает в себе «подводные камни». Нужно ли юридическое образование или помощь юриста, чтобы их обнаружить?

— Когда читал первый иностранный контракт — 2007 или 2008 год — он был на 27 листах мелким шрифтом. Я его читал несколько дней, вникая в каждое слово, несмотря на то, что я знаю английский язык очень хорошо — там он особенный, юридический. И там было очень много понятий, которые я на тот момент не знал. Я каждое понятие для себя расшифровывал, консультировался с юристами — и нашими, и иностранными. Надо понимать, что ты подписываешь. Если нет толкового агента или менеджера, то надо нанимать юриста. Нельзя подписывать контракт, если по нему остались хоть какие-то вопросы.

 — В позапрошлом году в Японии выступала наша соотечественница, Оксана Гаглоева, тогда ей травмировала глаз бразильянка Габи Гарсия. Из-за вялой работы менеджера, который не отстаивал свою подопечную, эта ситуация осталась почти незамеченной, Габи даже не была наказана. Как Вы поступили бы в такой ситуации? Как добивались бы справедливости? (опять-таки, Ваш опыт будет очень полезен).

— Смотря о какой справедливости идет речь. Это контактный спорт, и травмы случаются. В данном бою попадание в глаз было случайным. В ММА открыты перчатки, и тычки в глаза случаются. Наказание бразильянки никак не помогло бы состоянию глаза Оксаны. Здесь важно наличие страховки, которая позволила бы провести все необходимые действия по медицинской реабилитации спортсмена. Травмы случаются как на соревнованиях, так и на тренировках, и важно, чтобы в контрактах было прописано наличие страховки. Например, в США после турнира, если спортсмен получил какую-то травму, его везут в отделение первой помощи, где, в зависимости от результата обследования, назначают лечение. Но все обследования — такие, как рентген, МРТ, и так далее, — они платные, как и последующие операции. И в США это все очень дорого.

 — Почему наши бойцы не умеют и не хотят общаться с прессой? Учите ли вы этому навыку своих подопечных, даете ли советы? Какой главный совет Вы дали бы начинающему профессионалу при общении с прессой?

— Есть и те, кто с прессой общается хорошо, их не так много, но они есть. Это особенности воспитания. У нас принято за свои слова отвечать, не принято говорить «гоп», пока не прыгнул, не принято оскорблять соперника. Поэтому кажется, что не так уж много наши люди могут сказать на камеру. И на вопросы журналиста, как правило, бойцы дают односложные ответы. С точки зрения раскрутки боев это плохо, но меня это не расстраивает.

Я бы посоветовал молодым бойцам учить английский язык. Если все сложится хорошо и они будут выступать за рубежом, лучше давать интервью на иностранном языке. Бывает у людей боязнь камеры, нужно тренироваться перед зеркалом нормально разговаривать. Это важно, если спортсмен успешно выступает, его будут приглашать на телевидение, а если он интересно рассказывает — будут приглашать еще чаще. Это отличная возможность заявить о себе.

 — Как попасть в UFC?

— Хорошо, зрелищно и успешно выступать, иметь хороший рекорд, иметь яркие досрочные победы над сильными и известными соперниками. Дальше это работа хорошего агента или менеджера — подписаться на хороших условиях и двигаться внутри организации.

Похожие записи:
Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля



Яндекс.Метрика